Статья

Где лечились лицеисты?

Известно ли вам, что при Царскосельском Лицее был лазарет, и за шесть лет обучения юный Пушкин лежал в нем 15 раз? Поводы были различные: головная боль, желудочные расстройства, кожная болезнь. Не единожды причиной были ушибы, что объяснимо, учитывая мальчишескую активность. Восемь раз виной помещения в стационар была простуда, что не удивительно: на этаже, где размещались спальни воспитанников, в холодное время года температура едва достигала 13–14 градусов. Согласно летописи, зимой 1814 года «пользовались лекарствами в больнице по причине холодного воздуха в спальнях: Малиновский, Ржевский, Данзас, Пушкин и Корсаков».

not loaded

А. А. Тон. Царское Село. Вид на Лицей и церковный флигель Екатериненского дворца. 1822. Бумага, литография раскрашенная

В школьном лазарете всегда было тепло и чисто. Он занимал две комнаты во втором этаже: в одной находилась аптека, в другой — несколько кроватей. Первый раз Пушкин попал туда с «простудною лихорадкою» в мае 1812 года, накануне своего тринадцатилетия. Большинство же «пушкинских простуд» приходилось на осенне-зимний период. В середине октября 1814 года захворавшего поэта в лазарете навестили друзья. Пушкин прочел им «Пирующих студентов».

Друзья! Досужий час настал;

Все тихо, все в покое;

Скорее скатерть и бокал!

Сюда, вино златое!

< ………………………… >

Товарищ милый, друг прямой,

Тряхнем рукою руку,

Оставим в чаше круговой

Педантам сродну скуку».

Действительно, согласно архивным документам, в меню больного лицейского входила «бутылка красного вина». Стихотворение имело большой успех у товарищей. Это событие как одно из важных Пушкин отметил в программе автобиографических записок словом «Больница».

not loaded

Спальный коридор воспитанников. Мемориальный Музей-Лицей

В феврале 1815 года, через месяц после триумфа на лицейском экзамене, простуженного Пушкина навестил поэт К. Н. Батюшков. С той встречи началось их дружеское общение.

В 1817 году Пушкин навестил в лазарете Ивана Пущина, который спустя годы вспоминал: «… когда я перед самым выпуском лежал в больнице, он как-то успел написать мелом на дощечке у моей кровати:

Вот здесь лежит больной студент —

Судьба его неумолима!

Несите прочь медикамент:

Болезнь любви неизлечима!

Я нечаянно увидел эти стихи над моим изголовьем и узнал исковерканный его почерк. Пушкин не сознавался в этом экспромте».

not loaded

Е. Л. Орлова-Афиногенова. Пушкин-лицеист. 1990-е гг. Оргалит, масло.

Юный поэт не обошел эпиграммой и лицейского доктора Ф. О. Пешеля:

Заутра с свечкой грошевою

Явлюсь пред образом святым:

Мой друг! остался я живым,

Но был уж смерти под косою:

Сазонов был моим слугою,

А Пешель – лекарем моим.

Стихотворение написано после известия о поимке служащего Лицея К. Сазонова, совершившего несколько убийств в Царском Селе. Стоит ли по строке Пушкина судить о профессиональных качествах лицейского медика?!

Франц Осипович Пешель (1784–1842), словак по происхождению, уроженец Моравии, прибыл в Россию в 1808 году. Состоял уездным доктором Царскосельского поселения София. Поступил на службу в Лицей с момента его основания и 31 год, до конца жизни, исполнял должность школьного лекаря. Это призвание требует особой чуткости, способности найти общий язык с юными пациентами — и Пешель пользовался их доверием и дружбой. Сердечный, разговорчивый, он умел отвлечь от больничной хандры остротами, каламбурами и свежими новостями. К нему не прочь были попасть по любому малозначительному поводу. Подобный недуг доктор называл «лихорадкой притворства».

Впоследствии выпускники приглашали «многоречивого» Пешеля на празднования лицейских годовщин. Сохранилась его запись от 19 октября 1837 года с обращением к бывшим питомцам: «Я прошу моих старых друзей, для их собственного блага на мировом театре, не забывать моих прежних увещаний <…> терпеливо следовать девизу: „ничему не удивляться!“ А для здоровья: спокойствие души, телесные упражнения, диэта как качественная, так и количественная, вода».

not loaded

Спальные комнаты А. С. Пушкина и И. И. Пущина. Мемориальный Музей-Лицей

Первый хранитель Музея-Лицея М. П. Руденская писала: «…в 1813 году выдающийся русский художник О. Кипренский писал портреты не только жителей Царского Села, но, видимо, и многих лицейских. <…> а также портрет доктора Пешеля, местонахождение которого ныне неизвестно. Вглядываясь в работы художника того периода, невольно думаешь, что, может быть, один из портретов, называемых ныне „Портрет неизвестного“, писан с кого-нибудь из лицейских …».