«Щастие минувших дней». Обзор рукописных альбомов из собрания Всероссийского...
polytech
polytech
Статья

«Щастие минувших дней». Обзор рукописных альбомов из собрания Всероссийского музея А. С. Пушкина

Авторский материал Софьи Балагула, старшего хранителя Основной литературно-монографической экспозиции «А.С. Пушкин. Жизнь и творчество»

© Всероссийский музей А. С. Пушкина

Коллекция рукописных альбомов Всероссийского музея А. С. Пушкина начала формироваться в 1953 году и в настоящее время насчитывает 48 экземпляров. На листах белой и цветной бумаги — добрые пожелания, стихи, признания в любви на русском, французском, немецком, польском, итальянском языках и даже на латыни. Что так привлекает в них? Человеческая жизнь. Рождение и смерть, любовь и дружба значимы во все времена, поэтому строчки двухсотлетней давности так волнуют и трогают сегодня.

Виды альбомных записей весьма разнообразны и охватывают период в сто лет, с 1790-х по 1890-е годы.

Обзор мы начнем с «дедушки» рукописных альбомов, немецкого штамбуха (конец XVIII – первая четверть XIX в.). Перед нами — один из немногих карандашных рисунков из штамбуха, в левом нижнем углу стоит дата: 1790 год.

not loaded

Альбом («штамбух») с записями на немецком, французском и латинском языках, с рисунками. 1790–1826 гг.

Как известно, традиция рукописных альбомов пришла из Германии, первоначально их заводили студенты-выпускники. Вполне вероятно, герой романа «Евгений Онегин» Владимир Ленский привез похожий штамбух из Геттингена, однако автор ничего об этом не сообщил. Зато альбому Ольги, возлюбленной Ленского, Пушкин уделил несколько строф.

Конечно, вы не раз видали
Уездной барышни альбом,
Что все подружки измарали
С конца, с начала и кругом.


Вот как описан досуг юного поэта:


Поедет ли домой, и дома
Он занят Ольгою своей.
Летучие листки альбома
Прилежно украшает ей:
То в них рисует сельски виды,
Надгробный камень, храм Киприды,
Или на лире голубка
Пером и красками слегка…

Мы постарались подобрать типовые рисунки из альбомов, иллюстрирующие эти строки.

not loaded

Альбом с записями на французском и русском языках, карандашными и акварельными рисунками (автографы и рисунки членов семьи Нееловых). 1825–1856 гг.

not loaded

Альбом с пожеланиями, стихами, рисунками-сюрпризами. 1817–1837 гг.

not loaded

Альбом (автографы и рисунки членов семьи Нееловых). 1825–1856 гг.

Владимир Набоков в комментариях к «Евгению Онегину», приводя черновой вариант строк, замечает:

«То в нем рисует он цветочек
В венке два сердца, ручеечек…
Этот ручеечек, два сердца и лира (из черновика) соединяются с надгробным камнем из окончательного текста — вот вам и весь Ленский».

Интересно, что по первоначальному замыслу Пушкина свой альбом должен был быть и у Онегина.

Опрятно по краям окован
Позолоченым серебром,
Он был исписан, изрисован
Рукой Онегина кругом.
Меж непонятного маранья
Мелькали мысли, замечанья,
Портреты, числа, имена,
Да буквы, тайны письмена,
Отрывки, письма черновые…

В свое время Пушкин и сам отдал должное альбомной традиции. Копии его рисунков из альбома Елизаветы Николаевны Ушаковой можно увидеть в залах Литературной экспозиции музея на Мойке, 12.

Что же мог содержать в себе рукописный альбом пушкинского времени? В «Онегине» читаем:

Тут непременно вы найдете
Два сердца, факел и цветки;
Тут верно клятвы вы прочтете
В любви до гробовой доски…

not loaded

Бытовой альбом с рисунками, приклеенными гравюрами и записями на французском языке. 1817 –1818 гг.

not loaded

Бытовой альбом с записями и стихами на русском, польском, немецком и французском языках, наклеенными картинками и гербарием. 1842– 1854 гг.

Владимир Набоков замечает: «В отвергнутом черновике (4 главы) притаилась собачка („под розою найдете вы собачку“)». Всевозможные собачки как знак верности и дружбы присутствуют практически во всех альбомах.

Современным любителям скрапбукинга будет интересно узнать, как украшали альбомы в XIX веке. Перечислим самые распространенные сюжеты.

1. Ангелочки и амуры были весьма популярны. На этой игривой акварели мы видим спящего в розах амура, к которому летит пчела.

not loaded

Альбом с записями на французском, немецком и русском языках, с рисунками, вклеенными гравюрами, переводными картинками (г. Одесса). 1825– 1870-е гг.

2. Вырезки из бумаги попадаются довольно часто. Сердца, стрелы амура и голубки — вот их основные мотивы.

not loaded

Альбом бытовой с записями стихов, писем Наполеона, Евгения Богарне, Жозефины Богарне, де Сталь на французском и русском языках; с рисунками и вышивкой. 1820-е гг.

3. Вышивки по бумаге крестом или гладью.

not loaded

Бытовой альбом 1812–1818 гг.

4. Гербарии заслуживают отдельного внимания. Так, венку из анютиных глазок (эти цветы означают «помни меня») более двухсот лет. Справа — силуэтный портрет в дубовом листе.

not loaded

Бытовой альбом. 1812–1818 гг.

not loaded

Альбом из семьи Назимовых с записями и стихами на французском и русском языках, с рисунками. 1827–1851 гг.

5. Локоны волос. Перед нами — лист из альбома Елизаветы Дмитриевны Нееловой. В центре страницы розовый бантик удерживает колечко детских волос. Подпись: «Милого моего Мити. 1828. Ноября 5-го». Слева — прядь волос с подписью карандашом: «А три волосинки Маруси. 1888 г. 2-го июля». (Традиция срезать и хранить локоны близких и дорогих людей была очень распространена. В музее-квартире А. С. Пушкина представлен локон Пушкина в серебряном медальоне, в Литературной экспозиции — цепочка из волос супруги декабриста Ивашева Камиллы, оправленная в золото).

not loaded

Альбом (автографы и рисунки членов семьи Нееловых). 1825–1856 гг.

6. Надгробные памятники и урны, символы эпохи романтизма. Вспомним стихи Ленского, которые, как пишет Пушкин, «на случай сохранились»:

Блеснет заутра луч денницы
И заиграет яркий день;
А я, быть может, я гробницы
Сойду в таинственную сень,
И память юного поэта
Поглотит медленная Лета…

not loaded

Альбом (автографы и рисунки членов семьи Нееловых). 1825–1856 гг.

7. Ноты, записи модных романсов. Некоторые нотные записи расшифрованы Н. Б. Романчук — специалистом экскурсионного отдела музея по экскурсионно-просветительской работе.

not loaded

Бытовой альбом. 1812–1818 гг.

8. Романтические пейзажи. Альбом был частым спутником в путешествии. Перед нами — вид Кавказа, рисунок сделан в 1828 году, за год до поездки Пушкина в Арзрум.

not loaded

Альбом из семьи Назимовых. 1827–1851 гг.

9. Переводные картинки. Оказывается, они существовали уже в XIX веке. На развороте — ветка с фруктами и букет цветов.

not loaded

Альбом (г. Одесса). 1825–1870-е гг.

10. Пожелания и записи на память.

not loaded

Альбом со стихотворными посланиями на русском и французском языках, с рисунками. 1821–1823 гг.

11. Портреты. Как следует из подписи, почтенного человека в очках рисовал некто Ха, ха, ха.

not loaded

Альбом бытовой с рисунками и записками. 1833 г.

12. Рисунки-обманки: искусно нарисованные края как будто обгоревшей бумаги и деревянная дощечка, которую не отличить от настоящей даже при большом увеличении.

not loaded

Альбом с записями и рисунками. 1829–1831 гг.

not loaded

Альбом с пожеланиями, стихами, выписками на французском, немецком, латинском и русском языках, с рисунками и подшитыми письмами /1857 г./ С.-Петербург. 1810–1820, 1857 гг.

13. Рисунки-сюрпризы. В большой моде были так называемые рисунки-сюрпризы. Если потянуть вверх за шнурок, бумажная пружина откроет спрятанный под ней рисунок.

not loaded

Альбом с пожеланиями, стихами, рисунками-сюрпризами. 1817–1837 гг.

14. Силуэты. Силуэтные портреты были в большой моде; нам известны изображения современников и знакомых Пушкина. В одном из залов Литературной экспозиции можно увидеть профили Анны Петровны Керн и сестер Анны и Евпраксии Вульф, вырезанные из черной глянцевой бумаги. Существовал трогательный обычай ставить крестики рядом с портретами ушедших, как это сделано около некоторых силуэтных портретов справа.

not loaded

Альбом с записями на русском и французском языках, рисунками. 1840–1844 гг.

not loaded

Альбом. С.-Петербург. 1810–1820, 1857 гг.

15. Стихи. «Зло самое горькое, самое нестерпимое для стихотворца есть его звание и прозвище <…>. Публика смотрит на него как на свою собственность. <…> Влюбится ли он? красавица его покупает себе альбом в Английском магазине и ждет уж элегии», — писал Пушкин в «Египетских ночах». Не редкостью были рукописные сборники известных поэтов.

not loaded

Альбом рукописных текстов. Стихи А. С. Пушкина, К. Ф. Рылеева, Д. В. Давыдова, «Горе от ума» А. С. Грибоедова. Первая треть XIX в.

16. Цветы. Пожалуй, самым частым мотивом является изображение цветов, разумеется, с соблюдением характерной для того времени цветочной символики. Этот язык понятен и нам, мы без труда узнаем в красной розе символ любви, а в голубой незабудке — напоминание о дорогом человеке.

not loaded

Альбом (автографы и рисунки членов семьи Нееловых). 1825–1856 гг.

not loaded

Альбом (автографы и рисунки членов семьи Нееловых). 1825–1856 гг.

not loaded

Бытовой альбом Марии Туменевой (?) с записями на русском и французском языках и одним рисунком. 1843–1861 гг.

Просматривая альбомы за столетний период, любопытно наблюдать за тем, как меняются виды почерка. Например, сразу видно, что запись слева сделана человеком, которого учили писать в XVIII веке. Сравните с записью середины XIX века справа.

Сама форма записи тоже могла быть необычной. Этот альбомный лист заставляет вспомнить просьбу Пушкина, адресованную Анне Петровне Керн: «Но только пишите мне, да побольше, и вдоль, и поперек, и по диагонали».

not loaded

Альбом. С.-Петербург. 1810–1820-е гг., 1857.

Мы познакомились с типичными альбомными записями. Теперь обратимся к записям уникальным.

Наверное, самым необычным в собрании музея является альбом с ребусами и головоломками.

not loaded

Альбом бытовой с рисунками. 1847–1848 гг.

Некоторые рисунки напоминают иллюстрации из старинных естественнонаучных атласов. Наши предположения подтвердили специалисты Зоологического института РАН. Александр Леонидович Львовский, старший научный сотрудник, кандидат биологических наук, сообщил, что на первом рисунке на цветке изображена бабочка Anthocharis cardamines.

Два следующих рисунка прокомментировал главный научный сотрудник, доктор биологических наук Андрей Донатович Наумов. Утконос, скорее всего, перерисован с какого-то немецкого издания (но не из А. Брема). Заметны ошибки: на кистях и стопах нет плавательных перепонок.

Примечателен третий рисунок. На странице слева — карандашный набросок, справа — акварель. На акварели изображена бабочка Acrctica caja. Трудно сказать, нарисовано ли это с натуры или скопировано из атласа, но эта акварель отличается от остальных высокой зоологической точностью.

К сожалению, автор не дорисовал бабочку с раскрытыми крыльями. Интересующиеся могут набрать в строке поиска ее название и полюбоваться яркими современными фотографиями.

not loaded

Альбом с записями на французском, немецком и русском языках, с карандашными и акварельными рисунками. 1821–1830 гг.

not loaded

Альбом с записями на русском, французском, немецком языках и рисунками. 1832–1891 гг.

not loaded

Альбом с записями на русском, французском, немецком языках и рисунками. 1832–1891 гг.

Мир альбома, при всем своем своеобразии, не является замкнутой системой. Границы его весьма расплывчаты, он находится в тесной связи с окружающей жизнью. Все мы с детства знакомы с повестью Н. В. Гоголя «Ночь перед Рождеством». Вот как описывается поход Чуба к Солохе сквозь мороз и пургу: его «бороду и усы метель намылила снегом проворнее всякого цирюльника, тирански хватающего за нос свою жертву». «Ночь перед Рождеством» создана в начале 1830-х годов; тогда же была сделана и альбомная бытовая зарисовка, изображающая процесс бритья. Слева — непривычный портрет двадцатипятилетнего Гоголя работы А. Г. Венецианова, представленный в Литературной экспозиции.

not loaded

А. Г. Венецианов. Портрет Н. В. Гоголя. Автолитография. 1834 г.

not loaded

Альбом с записями и рисунками. 1829–1831 гг.

Сравним карандашный рисунок из альбома с изображением крестьянской избы и живописную работу «Семейство Нащокиных в гостиной» Н. И. Подключникова, представленную в экспозиции музея.

Неизвестный художник запечатлел обычный день в крестьянской семье. В деревенском доме, освещенном небольшим окном, стоит русская печь, на ней — битые глиняные горшки. На стене висит упряжь, над печью сушится белье. По полу ходят курица и петух, на столе стоит жбан, рядом примостился черный кот. Главные герои зарисовки — дети: одни играют в прятки, другие лезут на печь, кто-то ударился и прибежал жаловаться отцу, малыш вылез из своей плетеной люльки и пытается встать, держась за стол. Нам остается только представить, какой шум стоит в доме, где живут восемь детей.

Дворянское детство было иным. Просторная гостиная в доме Павла Воиновича Нащокина отличается изящным убранством. Днем она освещается естественным светом из двух больших, с зелеными занавесями, окон. Вечером зажигают люстру и многочисленные лампы. Стены украшены картинами. Справа — портрет хозяйки дома Веры Александровны. Напротив — этажерка с книгами и бюстом Пушкина работы Витали (сегодня он экспонируется в одном из музейных залов). Рядом с этажеркой — рояль и стул к нему, у окон стоят кресла красного дерева. Супруги Нащокины сидят на диване с одной из своих дочерей. На ковре гувернантка занимается с ребенком: рядом с куклой и бубном разбросаны, предположительно, листочки азбуки. Судя по книжке в руках малыша и его сосредоточенному виду, он читает по складам первые слова. В соседней комнате у окна сидит кормилица с младенцем. В этом доме все так чинно и спокойно, что кажется, можно услышать, как тикают часы на мраморной полке между окнами.

Обстановку дома Нащокиных можно представить не только по живописным полотнам. В музее хранится уникальный экспонат — знаменитый нащокинский домик. Мебель красного дерева, картины, посуда, домашняя утварь, даже ковер, рояль и стул к нему, изображенные на картине, посетители могут увидеть в Литературной экспозиции.

not loaded

Альбом бытовой с рисунками и записками. 1833 г.

not loaded

Н. И. Подключников. Семейство Нащокиных в гостиной. Начало 1840-х гг. Холст, масло

Особый интерес среди альбомных стихов представляет литературная эпитафия. Перед нами — запись стихотворения Байрона «В альбом» в переводе М. Ю. Лермонтова.

not loaded

Альбом Лидии Лапиной с записями пожеланий на французском и русском языках, с рисунками. 1842–1847 гг.

Как одинокая гробница
Вниманье путника зовет,
Так эта бледная страница
Пусть милый взор твой привлечет.

И если после многих лет
Прочтешь ты, как мечтал поэт,
И вспомнишь, как тебя любил он,
То думай, что его уж нет,
Что сердце здесь похоронил он.

Возьмем на себя смелость заметить, что по стилю эпитафии XIX столетия чем-то напоминают альбомные записи. На рисунке из альбома — молодая женщина с младенцем на руках. Сюжет в живописи весьма распространенный; глядя на младенца, мы невольно думаем, что его ждет непростая судьба. Рисунок напоминает портрет Марии Николаевны Волконской; на руках она держит своего маленького сына Николеньку. Портрет был сделан незадолго до отъезда Волконской к мужу в Сибирь. Ей пришлось оставить сына в Петербурге. Мальчик вскоре умер, ему не было и трех лет. Пушкин, принимая близко к сердцу горе своих друзей, написал эпитафию, которую можно прочитать на могильном камне в Александро-Невской лавре:

В сиянье, в радостном покое,
У трона вечного творца,
С улыбкой он глядит в изгнание земное,
Благословляет мать и молит за отца.

not loaded

Альбом с записями и стихами на французском и русском языках, с рисунками. 1813–1814 гг.

not loaded

В. Унгер с оригинала П. Ф. Соколова. Портрет Марии Николаевны Волконской с сыном Николаем. 1826. Офорт

В июле 1826 года на кронверке Петропавловской крепости были повешены пять человек — участников выступления14 декабря 1825 года. Пушкин был знаком с каждым из них. Известие об их казни потрясло его. И еще долго на полях пушкинских рукописей возникали рисунки виселиц и повешенных со словами: «И я бы мог как шут ви…» Мысли об этом не покидали поэта и в 1827 году, когда, уезжая из Москвы в Петербург, он вписал в альбом Екатерине Ушаковой стихи:

В отдалении от вас
С вами буду неразлучен,
Томных уст и томных глаз
Буду памятью размучен;
Изнывая в тишине,
Не хочу я быть утешен, —
Вы ж вздохнете ль обо мне,
Если буду я повешен?

not loaded

В. А. Тропинин. А. С. Пушкин. Этюд к портрету. Дерево, масло

not loaded

«Полтава». Повешенный во фраке. Черновой автограф. 1828 г.

not loaded

Неизвестный художник. Портрет Екатерины Николаевны Ушаковой. Конец 1820-х гг. Холст, масло

К сожалению, альбом Ушаковой с автографами Пушкина не сохранился: он был сожжен по требованию будущего мужа Екатерины Николаевны. Но в фондах нашего музея хранится альбом польской дворянки Иоганны Залесской-Бонивентуры, в котором имеется автограф близкого друга Пушкина, поэта Петра Андреевича Вяземского. Это отрывок из его знаменитого стихотворения «Станция», на которое Пушкин неоднократно ссылался в своих произведениях.

«Umizgać się!» — за это слово,
Хотя ушам оно сурово,
Я рад весь наш словарь отдать.
<…>
Оно щекотит мысль и грудь
Того, кто воздухом Варшавы
Был упоён когда-нибудь,
Кто из горнушек Вейской кавы
Пил нектар медленной отравы.

Wiejska Kawa, поясняет Петр Андреевич Вяземский в комментариях к стихотворению, — деревенский, сельский (хотя и внутри города) кофейный дом в Варшаве, весьма часто и всеми сословиями и полами посещаемый.

Столь любимый Вяземским город почти полностью уничтожили во время Второй мировой войны. На территории оккупированной Польши была построена целая сеть концентрационных лагерей и лагерей смерти. Мы до сих пор не можем спокойно произносить такие польские названия, как Освенцим, Треблинка, Майданек, Белжец, Хелмно, Собибор... Наследники альбома Иоганны Залесской жили в Москве и Ленинграде, их не коснулась польская трагедия, но они разделили участь миллионов советских граждан. Мы знаем, что одного из них тащили на расстрел после допроса на шинели, другой прошел войну и сталинские лагеря. В это страшное время, когда некогда и незачем было хранить срезанные детские локоны, где-то лежал и ждал своего часа альбом с перламутровыми вставками на обложке и инициалами его таинственной владелицы на внешнем футляре: I. Z. B.

not loaded

Неизвестный художник c литографии К. Беггрова, восходит к оригиналу Вивьена де Шатобрена Иосифа-Евстафия. Портрет П. А. Вяземского. 1820-е гг. Бумага, литография с припечатным листом

not loaded

Альбом Иоганны Залесской-Бонивентуры с записями на французском и польском языках, с рисунками. 1810–1830-е гг., 1850-е гг.

Все 48 альбомов из музейного собрания имеют свою неповторимую историю, все они сохранились вопреки потрясениям XX века. Удивительно, но, перелистывая страницы за сто лет, с 1790-х по 1890-е годы, мы не обнаружили ни одной злой или просто неприятной записи. Здесь встречаются знаки горя от потери близких, печали из-за разлуки с дорогими людьми, но ни одного слова ненависти или ядовитой насмешки. В заметках, иногда интересных и талантливых, иногда наивных и сентиментальных, видно одно желание: сказать человеку слова любви и дружбы и оставить по себе добрую память.

Рассмотрим, например, этот венок. Внизу пара слетающихся голубков — символ любви. Далее – гирлянда анютиных глазок (мы уже знаем, что они означают). Венок продолжают незабудки. Лиры в лавровых венках — символы гармонии и поэтической славы. Ландыши — символ душевной чистоты, чистоты помыслов. Дубовые листья означают надежность верность в дружбе. Плющ — символ привязанности. Венчает композицию изображения креста, якоря и сердца, т. е. символов веры, надежды и любви. В середине венка — фигура женщины, играющей на арфе под сенью деревьев. Ниже следуют строчки, которыми мы и завершим разговор о коллекции рукописных альбомов из собрания Всероссийского музея А. С. Пушкина:

Альбом есть памятник знакомства,
Хранитель чувств и нежных слов.
О, для сердечного потомства!
Сплести венок, и я готов.

not loaded

Альбом с записями на русском и французском языках, рисунками. 1840–1844 гг.