Пушкин на берегу Черного моря, К. И. Айвазовский, И. Е. Репин, 1887 год...
экспонат

Пушкин на берегу Черного моря

Дата создания:

1887 год

Место создания:

Россия, США

Материалы:

холст, масло

Размер:

232х162 см.

В 1940 году из Государственного Ленинградского Академического театра (Александринского) в фонды Всероссийского музея А. С. Пушкина поступила картина, написанная двумя выдающимися русскими художниками И. К. Айвазовским и И. Е. Репиным, – «Пушкин на берегу Черного моря» («Прощай, свободная стихия!»). Это большое полотно (232*162), на котором изображен А. С. Пушкин на берегу Черного моря перед отъездом из Одессы в Михайловское.

Прощай же, море! Не забуду

Твоей торжественной красы

И долго, долго слышать буду

Твой гул в вечерние часы.

В леса, в пустыни молчаливы

Перенесу, тобою полн,

Твои скалы, твои заливы,

И блеск, и тень, и говор волн.

А. С. Пушкин. «К морю» (1824)

Берег моря. Справа – часть скалы, у подножия которой, опираясь на ее выступ, одетый в темный плащ с развевающейся пелериной, сняв шляпу и подставив лицо ветру, стоит А. С. Пушкин. Перед ним – бушующая стихия: волны, бьющиеся о скалы, небо в грозовых тучах.

В подзаголовке картины – первая строка пушкинского стихотворения «Прощай, свободная стихия!» – итог размышлений Пушкина-романтика о свободе, с которой у поэта ассоциируется образ моря, неуправляемой природной стихии. Но это и аллегория свободы политической и свободы личной… «Свободная стихия» – психологический символ, передающий внутренний мир поэта. Да и сам художник – мастер классического пейзажа, маринист-романтик, воплощающий в своих полотнах красоту и мощь морской стихии.

Иван Константинович Айвазовский сравнивал свой труд живописца с трудом поэта: «Сюжет картин слагается у меня в памяти, как у поэта…». Надо сказать, что не однажды Айвазовский, работая над своими полотнами, как будто «видел» пушкинские строки. Художник любил изображать родную Феодосию на фоне закатного неба. В 1820 году, отплывая из Феодосии в Гурзуф, Пушкин запечатлевает такую картину:

Погасло дневное светило;

На море синее вечерний пал туман…

В 1844 году художник А. Иванов навестил Айвазовского в его петербургской мастерской. Небольшая картина вызвала у него восторг (Иванов называл ее «Испанская ночь»): «Боже мой, какая ночь! Как сам говорил Ив. Константинович, данным для нее были стихи Пушкина». Речь идет о стихотворении «Ночной зефир...»:

Вот взошла луна златая,

Тише… чу… гитары звон…

Вот испанка молодая

Оперлася на балкон.

Айвазовский создал своеобразную крымскую пушкиниану: «Пушкин у Гурзуфских скал», «Пушкин на берегу моря», «А. С. Пушкин и Раевская в Гурзуфе», «А. С. Пушкин на вершине Ай-Петри при восходе солнца».

Изображения Пушкина на этих картинах вряд ли можно назвать «портретами» поэта. Сам Айвазовский, к тому времени известный пейзажист и маринист, трезво оценивал свои возможности портретиста.

Идея написать Пушкина на фоне бушующего моря вместе с известным портретистом И. Е. Репиным принадлежала Айвазовскому. Репин, в свойственной ему манере, так отозвался о своем участии в создании картины: «Дивное море написал Айвазовский… И я удостоился намалевать там фигурку».

not loaded

И. Е. Репин. А. С. Пушкин. Россия; Без авторской даты
. Бумага, карандаш

Картина создана в 1887 году, в год пятидесятилетия со дня гибели Пушкина. Айвазовский всю жизнь помнил о своей единственной встрече с поэтом в сентябре 1836 года на традиционной осенней выставке в Академии художеств, куда Пушкин приезжал со своей женой Натальей Николаевной. Айвазовский через шестьдесят лет после этой знаменательной встречи вспоминал, как ученики Академии и молодые художники окружили Пушкина, как его, девятнадцатилетнего выпускника Академии, получившего золотую медаль, представили поэту. «Тогда во время нашего разговора, я его хорошо рассмотрел… Теперь я могу пересчитать на пальцах тех лиц, которые помнят поэта: их осталось немного, а я вдобавок был им любезно принят и приглашен к нему ласковой и любезной красавицей Натальей Николаевной, которая нашла, почему-то, во мне тогда сходство с портретами ее славного мужа в молодости. С тех пор и без того любимый мною поэт сделался предметом моих дум, вдохновения и длинных бесед и расспросов о нем…».

Внешнее сходство художника и поэта подтверждают и строки из письма близкого друга Пушкина П. А. Вяземского историку М. Погодину: «Знаменитый наш живописец Айвазовский желает с Вами познакомиться. Кроме отличного таланта, имеет еще одно особенное достоинство: напоминает наружностью своею нашего А. С. Пушкина. Угостите его в Москве и за талант, и за сходство…».

Уже после гибели Пушкина Айвазовский поддерживал отношения с его вдовой, Н. Н. Ланской, которая бывала в его мастерской. Сам Айвазовский навещал семейство Пушкиных-Ланских на их даче на островах, расспрашивал о поэте. В знак искренней дружбы художник подарил Наталье Николаевне одну из своих картин – «Лунная ночь у взморья», сделав на обороте полотна дарственную надпись: «На память Наталии Ланской от Айвазовского. 1-го Генваря 1847 года. С.-Петербург».